Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Bureau

Поколенческое

Звонит мне в ночи прелестное незнакомое дитя какое-то. Откуда телефон взяла – не знаю. Но звонит. Называется студенткой Московской Государственной Академии печати (это бывший унылый Полиграфинститут так теперь величать велели – прим. ред.). Зовут… ну, предположим, назовем ее Петрова Маша.


Я, говорит Маша, нахожусь в процессе написания дипломной работы по теме «Редактор и литературная редактура в современном книжном издательстве». Нельзя ли, спрашивает, задать вам несколько вопросов как опытному редактору, - в порядке сбора научной информации по академическому вопросу.


Отчего же, говорю, дитя мое. Задавайте. Не бойтесь.


- Вопрос первый, - говорит прелестное дитя, - как вы оцениваете роль бета-тестирования в современных издательских технологиях.


- Чего? - спрашиваю. - А при чем тут бета-тестирование? Я же, - говорю, - издавал только тексты для чтения:  книги там, энциклопедии, фикшен-нонфикшен, повести-шмовести, романы-шмоманы и прочее. А компьютерных программ или, скажем, интернет-сайтов я и не делал вовсе. Я по другой совсем части. Я же не программист и не веб-дизайнер. Так что мне к бета-тестированию, слава богу, не доводилось прибегать. Только редактура, корректура там, и прочая правка...


- Ну что вы, Сергей Борисович… - говорит принцесса. – Не знаете, что ли? Книжек же давно уже никто не редактирует. Это же не-рен-та-бель-но. Их авторы, когда напишут страницу-другую или, может быть, даже целую главу, - вывешивают на специальных сайтах в интернет. И там эти тексты подвергаются бета-тестированию. То есть посетители сайта их читают и правят, редактируют, переписывают, если надо, исправляют ошибки в сюжете. А автор потом этот кусок, бета-оттестированный, в книгу вставляет уже в готовом, вычищенном, виде. Вы что ли не пользуетесь в вашем издательстве бета-тестированием? А как же вы книги издаете? Прямо так, нетестированные печатаете? В авторской редакции?


- Извини, - говорю, внученька, - что-то я теряюсь. Боюсь, что я не в курсе проблем современного литературного бета-тестирования. Нельзя ли перейти сразу к следующему вопросу.


- Хорошо, - говорит девица, пожав плечами с таким возмущенным хрустом, что мне даже в трубку было слышно, - переходим к теме второй главы моей дипломной работы. Итак, вопрос: вы какие якоря используете в программировании автора, когда обсуждаете редакторскую правку в его тексте?


- Пардон?


- Ну, якоря – какие? Якоря… Я-ко-ря. Не понимаете, что ли? Вы о хорошей погоде или об успехах детей говорите? Пальцами внезапно щелкаете за спиной? Сажаете автора на мягкий но очень низкий и неудобный стул? Музыку ему протяжную включаете? Лимонный сок вместо апельсинового... Запах морского прибоя... Или еще какие якоря?


- Э-э-э… Я что-то не совсем…


- Ну, вот когда вы применяете нейролингвистическое программирование в разговоре с автором. Когда вам надо его обмануть в чем-то, заставить его согласиться на что-то, чего-то от него получить, что он вам отдать не хочет… Ну, например, вы отредактировали его книгу, а он не соглашается. Понимаете? И вам надо его нейролингвистически запрограммировать на покорность и подчиненность вашей воле. Вы какие применяете приемы, какие используете якоря… Записываю.


- Вам, деточка, зачем знать про эти ужасы?


- Так я ж говорю, дедуля, - диплом у меня, о современном этапе развития редакторского дела. Вы редактор? Редактор. Современный? Современный. А НЛП у вас где?

 - Вот что, душа моя, - сказал я влажным суггестивным голосом. – Вы бы выкинули все это из головы, а… Вот эти бета-тестирования, якоря. Вы автора видели когда-нибудь живого? А редактора? А разговор между ними слышали? А отредактированную рукопись видели?

 - Странные вы там, в издательствах, все какие-то, - сказала девица. – До свидания.

 И повесила трубку.

 Вот я теперь и думаю… А впрочем, какая, нахрен, разница, что именно я думаю об этом.