Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Bureau

Русская история "Charlie Hebdo"...

Я думаю, что кроме меня тут почти никто этого не помнит, да и я-то узнал когда-то по чистой случайности, так что давайте все же напишу.

На самом деле журнал "Charlie Hebdo", о существовании которого большинство наших соотечественников впервые услышало только теперь, в таких трагических обстоятельствах, удивительным и совершенно неожиданным образом связан с Россией, с русскими, с нашей общей историей.

И вот в чем тут дело.

Сначала общеизвестное, точнее, ставшее теперь общеизвестным: "Charlie Hebdo" появился на свет после того, как в 1970 году его предшественник - сатирический журнал "L'hebdo Hara-kiri" - был закрыт специальным приказом министра внутренних дел Франции за оскорбление памяти только что умершего генерала Де Голля ("Харакири" отозвался на смерть экс-президента отвратительно циничной и бестактной обложкой, - ее нетрудно найти в сети, но речь сейчас не о ней).

Так вот, главным редактором "Харакири", а в последствии и "Шарли" был человек по имени Франсуа Каванна (кстати, это он позвал в редакцию художников Кабю и Волински, которые тоже были убиты позавчера). Это была совершенно удивительная личность: карикатурист, репортер, кинодокументалист и писатель, - он на протяжении всей своей жизни создавал себе репутацию самого грубого, гадкого, безжалостного, циничного и едкого писаки, готового относиться абсолютно ко всему окружающему с единственным принципом "нихера святого!".

cavannah.image

Он придумал и много лет издавал "Большую Французскую Энциклопедию, Глупую и Злобную", в которой обсмеял и обдразнил все, что только есть дорогого для каждого добропорядочного француза. Он же потом соорудил из этой энциклопедии свой «Глупый и Злобный ежемесячный журнал Харакири", позже превратившийся в еженедельник.

Каванна был - несмотря на свою адскую злобу, неудержимое хамство и демонстративный цинизм (а на самом деле, конечно, именно благодаря им), - невероятно популярен во Франции 60-х, начала 70-х. Ему прощали все его выходки и ценили как самого мудрого и острого на язык шута Франции, умеющего - может быть единственного во всей стране, - сказать безжалостную правду кому угодно и по любому поводу, когда никто больше не посмеет. Но его, конечно, и боялись: ведь в самом деле, язык его был такой остроты, а глаз такой зоркости, что никому не приходилось ждать пощады. Он даже внешность себе придумал соответствующую: этакий грубый косматый мужик с пудовыми кулачищами и толстыми обвисшими усами, похожий то ли на дальнобойщика, то ли на лесоруба.

И вдруг в 1979 год этот Каванна, в самом расцвете своих творческих, безжалостных и разрушительных "глупых и злобных" сил (ему не было еще и 60-ти), публикует книжку под названием "Les Ruscoffs". "Рюскофф" - это снисходительно-пренебрежительное прозвище русских, давно, еще до войны, принятое во Франции, что-то вроде того, как в нашей старой традиции французы назывались "лягушатниками", а итальянцы "макаронниками". Я бы это перевел как «Русопятые" или, может быть, «Ваньки"...

Но штука в том, что книжка с таким "многообещающим" названием - на самом деле полна необыкновенной нежности, теплоты и любви к этим самым "ванькам". Для Каванны это что-то совершенно невообразимое, нечто выбивающееся совершенно вон из всего ряда его злобной и безжалостной издевательской сатиры на все, что только попадается ему под руку. Ничего подобного никогда в своей жизни Каванна больше не писал: никогда он не позволил себе быть мягким, сентиментальным, обаятельным, трогательным, никогда никому не сказал таких слов преданности и любви.

Вот тут обложка одного из ранних изданий.

russcoffs

В книге, которая называется романом, а на самом деле совершенно документальна, он описывает историю своей депортации на принудительные работы в Германию во время Второй мировой войны. Каванна - в 1941-м ему было 18, - оказался в пригороде Берлина под названием Трептов (кажется, кое-что это название должно всем нам сказать) на заводе, где производились артиллерийские снаряды. Он обслуживал огромный гидравлический пресс, а помогали ему две полумертвые от ужаса и тоски девочки, пригнанные сюда же из Советского Союза. С одной из них - по имени Маша Татарченко - у молоденького французика случилась любовь. Они встречались в лагере для депортированных рабочих почти три года, научили друг друга своим языкам - крест-накрест, и как-то помогли друг другу выжить.

А весной 1945-го - вдвоем сбежали из лагеря. И вот дальше идет поразительно напряденная и трагичная история их бегства - пешком - через всю Германию: Каванна надеялся довести Машу до западного фронта, а там перебраться через него и дойти до Франции. Шли они только ночами, а днем прятались в разрушенных немецких фермах, по подвалам и сеновалам, питались заквашенной в силосных ямах брюквой и остатками кормового овса на случайных разбомбленных хуторах.

И вот однажды, уже совсем недалеко от линии фронта, Франсуа все-таки решается днем выйти на поиски какого-то пропитания, оставляет Машу одну на очередной пустой ферме, а когда возвращается, - узнает, что через деревню прошла группа советских разведчиков, и что Машу они случайно нашли и увезли с собой.

Дальше Каванна проделывает весь свой путь обратно - уже с запада на восток - в погоне за девушкой, которую передают в специальную армейскую команду, собирающую по оккупированной Германии советских военнопленных для отправки их обратно в СССР. Машу под конвоем перевозят сначала на маленький сборный пункт, потом в центр сбора побольше, потом в лагерь перемещенных лиц. Каванна каждый раз опаздывает на несколько часов туда, где она только что была, но откуда ее вот-вот сейчас опять увезли. Наконец он узнает, что опоздал окончательно: Машу с большой группой депортированных русских женщин погрузили в эшелон, составленный из вагонов для скота, и увезли окончательно на восток.

Каванна вернулся домой, во Францию, и потом двадцать лет пытался найти Марию Иосифовну Татарченко, о которой знал только, что она происходит из деревни где-то между Харьковской и Белгородской областью, и что она приблизительно 1924-го года рождения. Писал всюду, куда мог добраться. Однажды приехал, чтоб продолжать поиски, в СССР. Никакого ответа ни откуда не добился. Ничего не нашел.

И от отчаяния написал свою полную нежности и любви книгу, на минуту разрушив образ безжалостного циника, который сооружал всю жизнь. В посвящении "Les Ruscoffs" стояло: "Марии Иосифовне Татарченко - где бы она сейчас ни была..."

Кстати, книга однажды вышла и у нас - правда, очень поздно, только в 2004 году, да и в довольно неудачном переводе: называлась "Русачки". Жанр почему-то был обозначен как "женский роман"... Поищите, если любопытно. Но такого пронзительного отчаяния, как во французском оригинале, в ней нет.

Ну и потом, надо знать, кто такой Каванна, чтобы оценить это удивительное и странное движение жестокой, просоленной, проспиртованной души безжалостного шута и циника.

Bureau

Как стать издателем живой классики...

Друзья, хочу снова обратить ваше внимание на портал "Планета", где идут разные - и иногда очень неожиданные и интересные - краудфандинговые кампании. Но на сей раз речь не о таком проекте, к которому сам имею отношение, а об одном из наших "соседей" там.

Вот тут - http://planeta.ru/campaigns/7267 - можно обнаружить совершенно шикарный и необыкновенно увлекательный замысел, который продвигает наш с Varya Gornostaeva давний друг и коллега Александр Альперович (Alexander Alperovich).

Я когда-нибудь про этого человека напишу подробно и отдельно, потому что жизненная и профессиональная его история, по-моему, совершенно прекрасна. Он много лет ворочал в разных местах и разными способами всякими очень большими деньгами. Чужими, разумеется: был наемным финансистом, инвест-банкиром, управлял крупными розничными сетями, в конце концов был "перекуплен" владельцами одного из крупнейших книжных концернов страны на должность финансового директора.

И в этом качестве функционировал там с большим успехом много лет. Мы с Варей с ним познакомились именно на том этапе его блестящей управленческой карьеры: он сидел в здоровенном кабинете за двумя секретаршами, уставленном шкафами с деловой перепиской, перед ним лежали сводки ежедневного кэш-флоу огромного концерна, оплетавшего своими щупальцами всю страну, на нем был костюм-тройка и очки в металлической оправе, а в голове у него была осень и приближающийся квартальный отчет.

Однажды Алик Альперович встал из-за этого стола, выключил компьютер, закрыл папку с кэш-флоу, застегнул жилет на все пуговицы и навсегда вышел из этого кабинета.

С тех пор он управляет на свой страх и риск собственным издательством "Клевер" и издает замечательные детские книги. Потому что оказалось, что все это время он на самом деле не хотел быть финансистом, а хотел быть детским издателем.

У кого есть дети - небольшие или слегка подрощенные - гарантированно знают эти книжки. Они и в самом деле очень разумные: слово "Clever" в названии издательства означает не столько цветок с четырьмя лепестками, сколько целый набор синонимов в переводе с английского, - умный, талантливый, сообразительный, искусный... "Клевер" - то редкое издательство, которое отваживается на высококачественный детский нон-фикшен, то есть на развивающие и, так сказать, "образующие" книжки. И это образование - всегда очень яркое, очень захватывающее и запоминающееся. И всегда отлично придуманное: у Алика собралась очень талантливая молодая команда, в которой, кажется, нет ни одного человека, с которым финансист-банкир-инвестор-финдиректор имел хоть какой-то шанс пересечься в скучной своей прошлой жизни...

Теперь в "Клевере" придумали очень особенным образом издавать классику для детей. Так издавать, чтобы при чтении ее у ребенка не появлялось привычного в подобных случаях металлического вкуса во рту. Чтобы читатель не проникался отвращением к этой тоскливой "обязательной программе из стандарта образования", а увлекался великими историями, написанными потрясающими людьми. Втягивался в сюжет, влюблялся в героев, всматривался в забытые времена и в невиданные страны, где происходят события.

Они хотят, чтобы классика в книгах, которые попадают в руки нашим детям, была жива. Так это и называется: "Живая классика".

Посмотрите, в общем, на "Планете", что они придумали.

Вот, кстати, сам главный редактор рассказывает об этом замысле:



Эти книжки на самом деле очень нужны всем, кому пришла пора быть мучимым школьной классикой. Они способны навсегда избавить человека от ненужной травмы и однажды поставить ему правильный угол зрения на великую литературу.

Но если издавать их просто так, как издаются обычные книги, на общих финансовых и коммерческих основаниях, - они получатся адски дорогими. И очень мало кто сможет их себе позволить. Понимая это, "Клевер" решил затеять кампанию поддержки этого необычного и очень отважного издательского проекта, чтобы вывести эту серию за пределы обычной издательской арифметики. Если поддержку удастся собрать, она компенсирует часть неизбежных расходов, и книги можно будет продавать по заведомо более низкой, фиксированной цене. И тогда они станут доступны, например, школьным библиотекам, где они нужнее всего.

Затея рискованная, но "Клевер" - такое место, где всегда рискуют. И это такой риск, к которому хочется присоединиться.
Bureau

"Черная книга" впервые в России. Народный проект

Известный всем Corpus открыл вчера на портале Planeta.ru новую кампанию поддержки одного совершенно удивительного издательского проекта

Corpus пытается собрать по "народной подписке" деньги на то, чтобы впервые издать легендарную "Черную книгу" Гроссмана и Эренбурга, уникальный архив документов и свидетельств о Холокосте на территории СССР. Эта книга НИКОГДА не была издана ни в Советском Союзе, ни в России. Уже подготовленный к выходу набор был уничтожен в 1948 году, когда начался разгром Еврейского Антифашистского Комитета и убит Михоэлс. После этого часть архивных материалов была вывезена и потом попала в Яд ва-Шем в Иерусалиме. Одна версия издания, очень неполнаЯ, была выпущена крошечным тиражом в Вильнюсе в конце 80-х. И больше - ничего.



Теперь несколько энтузиастов пришли к Varya Gornostaeva с безумной затеей сделать еще одну попытку. Безумной она кажется потому, что "Черная книга" - классический лонг-селлер: издать книгу (и заплатить за ее издание) нужно сейчас, а продаваться она будет много лет, и расходы издателю вернутся очень нескоро, а скорее всего - если иметь в виду инфляцию - просто никогда.

Притом "Черная книга" - со всеми ее иллюстрациями и документами - довольно дорогое издание. Если сделать его хоть в сколько-нибудь приличном качестве и отдать тираж книготорговцам, пусть просто по себестоимости,- они накрутят на цену свои обычные 150 процентов, и в рознице книга будет стоить, как дорогой подарочный "кофе-тейбл-бук". А тут что уж в нем подарочного...

Короче говоря, Corpus хочет попробовать сделать книгу хорошо, но отдать ее продавцам по заведомо заниженной, несбыточной цене. И тогда розничную цифру удастся удержать на уровне, доступном библиотекам, учителям, студентам, просто всем, кому нужно и важно эту книгу иметь на полке.

Вот за этим - и сбор денег на "Планете". Посмотрите там ролики, почитайте аннотацию. И присоединяйтесь.

"Черная книга" - из тех немногих изданий, которые должны быть в каждом книжном магазине и в каждой библиотеке всегда. Просто - всегда. Из десятилетия в десятилетие, никогда не теряясь и не исчезая. В условиях нашей книжной индустрии это абсолютно невозможно, поскольку противоречит всем законам коммерции.

Но общими усилиями многих, очень многих людей этот барьер невозможного можно попытаться преодолеть. Если эту попытку делать не ради такого случая - то ради чего?

Bureau

В ожидании подлога?

Знаете, чем интересно сегодняшнее интервью директора РГБ Александра Вислого "Интерфаксу"?

Не тем, что он непрерывно врет.

Врет, что "Диссернет" пользуется теми же программами для обнаружения плагиата, - на самом деле "Диссернет" пользуется "Диссерорубкой профессора Ростовцева" собственного изготовления.

Врет, что "сейчас у нас работают много выходцев из "Диссернета". Там они работают на энтузиазме, а у нас за деньги...", - на самом деле в РГБ не работает НИ ОДИН участник сообщества "Диссернет", и наоборот, в сообществе нет сотрудников РГБ.

Врет, что "Диссернет" использует только механические экспертизы, без проверки "живыми" экспертами и, дескать, "ручную проверку на энтузиазме не сделаешь, тут нужны сотрудники, которые сидят, получают деньги, ходят в фонд. Вот такого рода вещи можем делать сейчас только мы", - на самом деле именно "Диссернет" ведет свои экспертизы с использованием труда большого количества экспертов, работающих совершенно бесплатно.

Врет, что заключение о массовых заимствованиях в диссертации Павла Астахова "официально библиотекой никуда не отсылалось, которое в Интернете висит, оно ушло по электронной почте, и я знаю, с какого адреса, от какого сотрудника. И его особо ругать не буду", - на самом деле заключение пришло в Государственную Думу на бумаге, в официальном конверте РГБ, в сопровождении письма и.о.гендиректора на официальном же бланке.

Это все ерунда. Просто - неумелая ложь сильно испуганного человека. Мы много раз уже об этом вранье писали и много раз его опровергали.

Но есть там и кое-что поважнее. Вот, смотрите:

"Пока нет официального нашего заключения, как на образце (образец заключения РГБ выложен на сайте библиотеки - ИФ), это все еще в стадии работы, И ВСЕ ЕЩЕ МОЖЕТ ПОМЕНЯТЬСЯ", - пояснил глава РГБ..."

"Директор библиотеки также сообщил, что по его распоряжению проверка диссертации Астахова была остановлена, НО МОЖЕТ БЫТЬ ВОЗОБНОВЛЕНА ПО СПЕЦИАЛЬНОМУ ЗАПРОСУ ОТ ОМБУДСМЕНА, ИЛИ ЛИЦА, ПРЕДСТАВЛЯЮЩЕГО ЕГО ИНТЕРЕСЫ..."

Это означает, что мы в скором времени вполне можем увидеть ДРУГУЮ экспертизу Астахова. Не ту, что РГБ отослала депутату Гудкову официальным письмом, а СОВСЕМ НОВУЮ. А старая, видимо, из базы данных и архивов РГБ просто исчезнет. И организован этот подлог будет с санкции директора РГБ.

Ну а что? Оруэлл, так уж Оруэлл...

Любопытно, что Вислый в этих своих интервью не с Астаховым переговаривается: они при желании могут пообщаться и по телефону. Нет. Это он нам, "Диссернету" и Дмитрию Гудкову, послания таким образом отправляет. Дескать, сидите тихо, а не то получите новую, "ОКОНЧАТЕЛЬНУЮ" экспертизу.

Мы тут с вами много чего повидали за последние годы. Но этот Вислый протаптывает какую-то совершенно новую, невиданную дорожку. И надо же, чтобы изобретателем и первопользователем этих фантастических ноу-хау оказался смиреннейший директор тишайшей библиотеки. Работник культуры, черт возьми. Приемщик прачечной.

Bureau

Зачем и кому нужна "История" Акунина

Едем-едем-едем вот вертикально вниз по Европе - через Швецию, Данию, Германию, Голландию, Бельгию, Францию - и слушаем "Историю" Акунина.
Замечательно сделанная работа, между прочим. И замысел его совершенно понятен: он удался вполне - у читателя (ну, или слушателя) складывается в голове понятная и последоватльная картина событий. Та самая картина, которой в этой голове никогда не было. И вполне вероятно, что просыпается интерес к некоторым подробностям и обстоятельствам, которого человек никогда раньше не испытывал.
Наш соотечественник знает о древнем периоде истории Родины следующее:
1) какие-то кривичи, вятичи, поляне и древляне селись где-то там,
2) киевская Русь переживала период феодальной раздробленности,
3) написали какое-то слово о законе и благодати Владимира Мономаха, прозванного за свою решительность Красным Солнышком... или нет, это была не Владимира, я Ярослава мудрость или Переслава радость... черт ее знает,
4) Ярославна плакала и растекалась мысию по древу,
5) половцы танцевали половецкие пляски,
ну и
6) все кончилось стоянием на реке Калке, где все помирились.
Все претензии к Акунину - расширительно-перечислительного свойства. Дескать, вот эту, эту и эту книгу автор читал - а вот эту недочитал. Эту, эту и эту концепцию учел - а вот эту недоучел. С этой, этой и этой точкой зрения согласился - а вон ту почему-то отринул. Безобразие! Дилетант! Самозванец!
Но ведь затея впихнуть в голову (даже и совершенно пустую) читателю весь корпус современной исторической литературы и весь объем современного исторического знания,- это безумие какое-то.
А так возникает представление о последовательности событий, логике процесса, общей роли ключевых персонажей, которые вдруг перестают быть совершенно на одно лицо.
И абсолютно непонятно, почему надо быть уверенным, что книжка Акунина про русскую историю будет последней, которая окажется прочитанной на эту тему, почему это вдруг "наш человек за свою жизнь две книжки читать не станет, одну осилит - и на том спасибо".
По-моему, наоборот, шансы сильно повышаются, что человек засомневается: что это там за русославяне откуда-то выскакивают, так ли все было отчетливо ясно с этой ихней "лествицей", и надо ли верить, будто Мономах был так мега-крут, если это написано в летописи, им же и заказанной...
Ну, а не почитает, так хоть погуглит. В википедию чтоль залезет. Тут, знаете ли, только начать..

Bureau

Генеральское дело - нехитрое. Как пан Бастрыкин немножко побыл литератором...

Минувшая неделя у Диссернета выдалась довольно бурной, - очень много душевных сил и времени ушло на работу с нашим краудфандинговым проектом на портале "Планета.Ру", где мы добились совершенно поразительного успеха, на который даже и не смели надеяться. Пользуясь случаем, еще раз хочу поблагодарить всех, кто нам помог (и еще продолжает помогать, потому что проект по-прежнему открыт и поток помощи не иссякает), и благодаря кому Диссернет теперь уже точно сможет продолжить свою работу в будущем году.

Но тем временем у нас перед нашими читателями остался некоторый должок. Причем, довольно существенный. Случилось одно событие, к которому "Диссернет" имел самое непосредственное отношение, а мы так и не объяснили как следует, что, собственно, это такое было.

Вы, может быть, догадались: я говорю о триумфальном визите главы Следственного Комитета России генерал-полковника юстиции Бастрыкина Александра Ивановича в город Париж.

bastrykin-portr

Collapse )
Bureau

Все-таки грязно и примитивно эти кремлевруны работают...

К вопросу о трехдневном скандале вокруг фразы Григория Чхартишвили про "ограниченный ум славян". Я тут погуглил немножко, и убедился, что первым эту фразу (не существующую в тексте Акунина) первым затвитил персонаж по имени Михаил Москвитин(∞+) @MihMoskva. Ну, и состоялся у меня с ним вот такой грандиозный диалог.

А потом эту брехню радостно подхватила кремлеженщина marina_yudenich Марина Юденич - и понеслось. А там и до m_yu_sokolov Максим Соколов, в сущности, два шага: этому только дай повод покривляться.

Так вот они, засранцы, и работают всей их командой. Грязно и примитивно.

А всего-то у них и было задачи - натравить толпу на Чхартишвили за то, что он на их фуфельное литературное собрание отказался идти.

Akunin-twits2

UPDATE:
Максим Соколов извинился перед Григорием Чхартишвили за то, что приписал ему ложную цитату, на самом деле выдуманную платными кремлевскими пропагандистами. "Обязуюсь впредь более тщательно выверять источники", - пишет он.

Это очень верное, достойное и своевременное решение.

Bureau

"Антиплагиат" закрыт. Экспертизы Диссернета продолжаются.

А вот и ответ, дорогие друзья.

Вы хотели реакции на массовые расследования Диссернета и бесконечные публикации о воровстве и мошенничестве в среде депутатов, сенаторов, губернаторов, полицейских генералов и прочего начальства?

Вы имеете эту реакцию.

Вот скриншот с сайта Российской Государственой Библиотеки (РГБ).

Снимок экрана 2013-10-12 в 11.25.11

Только одно маленькое дополнение.

Эксперты сообщества "Диссернет" пользуются при проверках диссертаций своими собственными программными инструментами. Закрытие - даже и полное - системы Антиплагиат никоим образом на проведение дальнейших экспертиз не повлияет.

Извините.

Bureau

Пелагея Александрова-Игнатева: великая книга снова с нами

Я сейчас хочу отвлечься от политического вот этого всего.

И обратиться к тому делу, которое пожалуй, по степени увлекательности идет лично у меня непосредственно следом за всякой политикой. Ну, вы поняли: я вылезаю из-за письменного стола и иду на кухню. Потому что два дня тому назад состоялось событие, которое для всякого человека, который когда-либо брал в руку поварской нож и повязывал неято-вроде фартука, должно стать важной жизненной вехой. При условии, что этот человек говорит и читает на русском языке.

Дело в том, что в России только что переиздана заново Александрова-Игнатьева.

Да. Эта самая. Другой нету у нас. Она одна.

Впервые с 1927 года издана полностью (неполностью, впрочем, тоже никаких попыток издавать ее все это время не было) великая книга Пелагеи Павловны Александровой-Игнатьевой "Практические основы кулинарного искусства".

Вот она - у Вари lj user="_cooking_" /> горностаевой на рабочем столе. Свеженькая. В Издательство Corpus она и вышла, разумеется. Кто ж еще такую адскую работу бы поднял?

ignat2

Некоторые знатоки, специалисты и аналитики, которые этой книжки, конечно, никогда в жизни в руках не держали, - утверждают, будто это "главный и единственный конкурент Молоховец". Ничего подобного. В любой хоть чего-нибудь стОящей библиотеке эти две книжки должны стоять рядом. Ря-дом! Потому что именно они и составляют недосягаемую двуглавую вершину отечественной гастрономической литературы. Это такой Арарат прямо на вашей кухне. Прекрасный и сверкающий в вышине.

Дело в том, что в отличие от неувядаемого шедевра Молоховец, книга Александровой-Игнатьевой - не сборник рецептов (хотя рецептов в ней изрядное количество). И даже не "учебник", вопреки тому, что пишет Википедия. На самом деле это просто книга, вот что важно. Книга, которую нужно прочесть - от начала до конца, прежде чем она поселится у вас где-то неподалеку от плиты и станет рабочим справочником, надежной энциклопедией. Это книга для тех, кто хочет понять гастрономическое искусство: его природу, его основы, его гармонию, важнейшие его начала и аксиомы. Не выучить, а понять. Видите, в чем разница?

Книга впервые вышла на рубеже веков, в 1899 году. Потом издавалась 11 раз. В последний раз в 1927-м, в сильно сокращенном виде. И с тех пор - ничего.

Когда лет пять тому назад по гастрономическим сообществам и кулинарным форумам стала распространяться молва о некоем фантастически прекрасном букинистическом сокровище, которое нет-нет да и удавалось обнаружить в каких-нибудь пыльных развалах, - несколько попыток добыть полный оригинал и организовать издание все же было сделано. Безуспешно искали наследников автора. Коллективным методом "народной стройки" организовывали что-то вроде "перевода"огромного фолианта на современный русский язык - без ятей и еров.

Однажды даже попытались устроить народную подписку на еще не изданную книгу. Движение возглавила замечательная Вера teaveraЩербина-Болгарова, - которая очень Corpus'у помогла на самом ответственном начальном этапе. Как нашли в Питере правнучку Пелагеи Павловны, как с ней знакомились, как втолковывали ей, не верящей, что вот теперь час пришел, - это отдельный детектив. Напишу как-нибудь подробнее.

Напишу и о поразительном соавторе Александровой-Игнатьевой - ее муже Михаиле Игнатьеве, знаменитом ветеринаре и физиологе, ставшем Главным Государственным инспектором российской мясной индустрии. Он написал для книги важнейшее приложение: "Популярный курс мясоведения". Эта штука - сама по себе грандиозна.

Но это все потом.

А пока просто знайте: великая Александрова-Игнатьева вернулась. И теперь уж никуда от нас не денется. Она опять наша.

Bureau

Новинки наших библиотек

В продолжение вчерашней темы - про "вредные антигосударственные" книги, про хорошо отрепетированную лайкоурожайную истерику депутата Хинштейна, и про готовность книготорговцев всех уровней (от с самых лучших московских магазинов, и до ничтожных мелкооптовичков) тут же согнуться перед волей Его Едроссовского Сиятельства.

Вот пишет мне сотрудница одной из публичных, общедоступных библиотек города Гатчина, Ленинградской области. Вчера в городскую библиотечную систему поступила - централизованным порядком, по списку, одобренному начальством и оплаченному из местного бюджета, - очередная партия книжных новинок.

Среди них обнаружились, в частности, следующие издания:

1) Верхотуров Д. Путин, учись у Сталина! Как спасти Россию. М.: Яуза-Пресс, 2013

Вот аннотация к книге:
"Задача возрождения и модернизации России, которая сегодня представляется невыполнимой, 80 лет назад была успешно разрешена Сталиным. В 1930-е годы СССР сотворил настоящее чудо, всего за десятилетие превратившись из разоренной, нищей, обреченной страны в ведущую СверхДержаву, которая выиграла войну против всей Европы, стала лидером научно-технической революции и первой вырвалась в космос. Как такое стало возможным? Благодаря чему наша Родина буквально восстала из пепла, поразив весь мир невиданными темпами экономического роста? В чем главный секрет феноменального успеха СССР? И как нам сегодня повторить это советское чудо, чтобы спасти и поднять из руин Россию? Ответ прост: ПУТИН, УЧИСЬ У СТАЛИНА!"

2) Нерсесов Ю. Продажная история. "Паленые" мифы о России. М.: Яуза-Пресс, 2013.

Аннотация:
"Наш народ травят историческими мифами, как «паленой» водкой, – ведь ослепших и обеспамятевших проще держать в стойле и гнать на убой. Нас пичкают идеологической сивухой все кому не лень – от президента, патриарха и нового министра культуры до русофобской своры «креативных либерастов». Особенно досталось от новых геббельсов Сталинской эпохе и Великой Победе – последней национальной святыне, которую сегодня топят в грязи на радость врагам России. Ибо народ, не способный отстоять свое прошлое и светлую память о подвигах предков, – обречен… Выводя на чистую воду и кремлевских псевдо-«патриотов», и «болотных» иуд, ловя их за руку на бессовестной лжи и вопиющей безграмотности, эта книга вводит «сухой закон» против пропагандистской отравы и дает урок исторической трезвости."

Оба издания присутствуют, кстати, в каталоге крупнейшего столичного книжного магазина "Москва" на Тверской, прямо напротив мэрии. Того самого магазина, где депутат Хинштейн сделал свою душераздирающую находку, спровоцировавшую его приступ патриотического бешенства.

Правда, не в бумажном, а в электронном виде обе книги, проходящие по разделам "История" и "Политика, политология" можно купить хоть сейчас: вот одна и вот вторая.

Для тех, кто с первого раза своим глазам не поверил, я еще раз повторю смысл сообщения, которое мне прислали из Гатчины: КНИГИ ПОСТУПИЛИ В ГОРОДСКИЕ ПУБЛИЧНЫЕ БИБЛИОТЕКИ В РАМКАХ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ ЗАКУПКИ ЧЕРЕЗ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ОБЩЕБИБЛИОТЕЧНУЮ СИСТЕМУ.

Ну, и где Хинштейн?

Я СПРАШИВАЮ, ГДЕ ХИНШТЕЙН?!?

А?!

Что-то я не слышу диких, яростных воплей со стороны Хинштейна. Или в его ярмарочном балагане сейчас обеденный перерыв, и истерики временно откладываются?

Хинштейн! Вы слышите? Я к вам обращаюсь! В молчанку будем играть?

Я жду...