Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Bureau

У каждого свое примирение. Григорий Ревзин о "Последнем адресе"

"Наше представление о гоусударстве как о палаче, который при этом в своем праве, - оно очень многое определяет в наших отношениях с государством. Мы не можем с ним помириться. Это воспроизводится из поколения в поколение... ", - это говорит журналист и искуствовед Григорий Ревзин в ролике, который теперь выложен на странице кампании сбора помощи проекту мемориала "Последний адрес".



Ревзин говорит потом, почему это проект лично для него становится как раз вот этим "путем примирения". Удивительно, что люди к одному и тому же замыслу относятся совершенно по-разному. Каждый там находит какой-то свой мотив.

Кстати, там же, в ролике Ревзина - довольно подробно объясняется, как должен быть профинансирован этот провет. Почему он требует как будто бы двух отдельных "потоков" финансирований, которые не должны смешаться между собой: одни деньги - нв финансирование самой инфраструктуры проекта (это как раз они собираются сейчас на "Планете"), а другие - на каждый конкретный мемориальный знак, который будет установлен.

Среди "акций" этой краудфандинговой кампании - тем временем появилось очень интересное пополнение. В запасниках "Мемориала" нашлось несколько редких принтов, сделанных для изданного почти 15 лет назад альбома удивительного художника Бориса Свешникова. Альбома этого давно не достать, да и с самими оригиналами рисунков произошла довольно странная история, в результате которой их местонахождение теперь никому не известно. То ли наследники их спрятали от посторонних глаз, то ли продали в одну лондонскую галерею...

А вот принты остались. Подробности посмотрите на "Планете".


Отпечатки будут переданы тем, кто "приобретет", соответствующие акции в кампании поддержки "Последнего адреса" на "Планете": http://planeta.ru/campaigns/7442

Вот такие:







Ptitza_1949

Muzyka_1949

Vorona_1949-1950


Bureau

Мой первый репортаж из Киева...

У меня есть сильное подозрение, что сколько бы я ни провел теперь в Киеве, чего бы ни насмотрелся и ни наслушался, главное событие этой поездки уже произошло, и главное впечатление уже получено. То есть дорогу я уже, несомненно, оправдал.

Это случилось немедленно по прибытии на гостеприимную украинскую землю. Выйдя по прилете в "Борисполь" из здания аэропорта, я сел в рейсовый автобус, чтобы доехать до центра города. Автобус был битком набит, и возле меня села кокетливо одетая и тщательно накрашенная дама лет 37-38, наверное. Как только автобус тронулся, она вынула из кармана мобильный телефон, набрала чей-то номер и дальше в течение часа громко, отчетливо и очень подробно рассказывала кому-то историю событий, пережитых ею в течение последней недели.

Оказалось, что она возвращается из аэропорта, где только что посадила в самолет и отправила на родину американского мужчину по имени Дэвид. Этот Дэвид приезжал на Украину по путевке брачного интернет-агентства, чтобы познакомиться и протестировать двух украинских невест, предлагаемых ему в жены. Одной из невест была та самая женщина, которая сидела возле меня. Вторая - конкурентка - была неделю назад ей представлена агентством, одновременно с Дэвидом, раньше они знакомы не были. После этого они все втроем - американский жених и две претендентки в невесты - поселились на квартире у моей соседки по автобусу, и провели всю эту неделю вместе.

Американец попеременно трахал их обеих, строго следуя заведенному графику: утром одну, вечером другую, на следующий день наоборот. Это был удобный график, потому что позволял каждой невесте пребывать с Дэвидом в постели подряд вечер, ночь и утро. После этого они как-то интересно и содержательно проводили втроем день, а вечером заступала на дежурство сменщица. Свободная на эту "смену" невеста ночевала в соседней комнате, и утром они встречались за завтраком. Никакие шалости втроем не допускались, как не допускались и попытки пропустить свою очередь. График строго соблюдался при полном уважении всех сторон.

Что касается культурной программы, то она в течение этой недели заключалась в:
1) походе в цирк (программа всем очень понравилась, билеты были очень хорошие, артисты выступали лицом как раз к тому сектору, где сидели все трое, однако неприятное впечатление оставила дороговизна в буфете),
2) походе в театр оперетты на "бродвейский мюзикл" (девушки остались довольны, но американец скучал и придирался),
3) походе на каток (Дэвид остался очень доволен, хотя стоял на коньках в последний раз в детстве, лет сорок пять назад, так что "наставил себе синяков на все ноги", а девушки очень мучились и в конце концов просто сели на краю катка и дожидались, пока жених накатается вдоволь),
4) походе в фирменный магазин и демонстрационный зал шоколадной фабрики Roshen - да-да, той самой, имени Онищенки (Дэвид очень радовался и купил себе много разных интересных конфет в подарок американским друзьям и соседям)
5) походе на Майдан (как раз вчера - в разгар событий: "Дэвид очень хотел а мы бы сами ни за что не пошли зачем нам эта сраная политика мы буквально десять минут там постояли пофотографировали потом он захотел к грузовику этому подойти откуда выступают ну и мы еще купили ему флажок он хотел такой флажок с собой увезти совсем недорогой флажок он его прицепил на шапку себе и вот сейчас так в самолет пошел с флажком этим").

Невесты ежедневно общими усилиями "готовили что-то покушать" и кушали дома, все вместе. Дэвид оказался совершенно непьющим и невестам за всю неделю не разрешил ни глоточка, только предлагал шампанского в буфете в цирке, но они из-за дороговизны отказались.

И вот теперь Дэвид улетел домой - сутки почти будет лететь с пересадкой в Амстердаме. Ну, и будет думать. Как что надумает - напишет.

Они его вдвоем со второй невестой провожали, и потом одна села со мной в автобус, а вторая - в какую-то еще другую маршрутку, на другой конец города.

Ах, да, еще финал: теперь моя соседка едет в поликлинику к доктору, которому должна отдать причитающуюся ему сумму за бюллетень по болезни, который он выписал, чтобы моя соседка могла эту неделю посвятить любви, а не ходить на работу.

Вооооот.

Вся эта история была громко и отчетливо доложена всему автобусу. Никогда в жизни я не переживал такой адской муки: дама сидит рядом со мной на тесном парном сиденьи и говорит практически мне прямо в ухо. Встать нельзя, пересесть нельзя, выйти нельзя. И смеяться тоже нельзя.

Фотографии этой женщины у меня нет, но я не забуду ее никогда. Как ее зовут, я не знаю, но конкурентку ее звали Валя, а собеседницу, которой все было рассказано - Галя.

А вы говорите, есть женщины в русских селениях... А вы говорите, пассионарность. А вы говорите, художественная литература, "Большая книга", то-се...

Bureau

Мосгорсуд просит еще компромата

Диссернетовские исследования иногда позволяют делать наблюдения за человеческой природой совершенно удивительной ясности и прозрачности. Глянешь на очередного героя через эту нашу лупу - и все как на ладони.

Вот вчера вышли одновременно в двух изданиях публикации о замечательном случае судьи Мосгорсуда Дмитрии Гордеюке. Он прославился еще год назад, когда хладнокровно отверг - традиционным поточно-конвейерным методом - кассационные жалобы на аресты фигурантов «Дела 6 мая»: Барабанова, Бахова, Белоусова, Зимина и Лузянина.

Теперь выяснилось, что в 2004 году он защитил диссертацию, существенная часть которой оказалась украденной у его же собственного научного руководителя. Впрочем, термин "украдена" тут, конечно, нельзя признать точным и следует понимать в фигуральном смысле. Скорее уж надо говорить о том, что эти копипизженные страницы были добыты в результате преступного сговора: невозможно ведь поверить, что научный руководитель Гордеюка по имени Юрий Беспалов, был не в курсе того, как именно из его работы диссертант, которым он, собственно, руководит, тащит в свой текст страницу за страницей, попутно организуя сознательный подлог в форме фальсификации научных данных... Вот тут "место преступления" можно разглядывать в подробностях.

В общем, налицо весь букет классического диссертационного мошенничества. И об этом ярком судейском случае написали теперь и "Новая Газета" и журнал "New Times".

Но я сейчас даже не о самом вороватом судье Гордеюке, сколько о его сиятельной коллеге и начальнице - председателе Мосгорсуда, знаменитой Ольге Егоровой, украсившей этот нас торт не то что какой-то вишенкой, а прямо яркой и сочной сливой.

Egorova-otvet2

Мадам Егорова, отвечая на письмо заместителя главного редактора "Новой" с вопросом о том, не хочет ли она как-нибудь отметить по служебной линии поступок своего вороватого подчиненного, соорудила сногсшибательный, если вдуматься, шедевр специфической начальственной диалектики.

С одной стороны, она сообщила, что "возможность участия работодателя" в установлении ответственности работника, уличенного в дисертационной покраже, - не предусмотрена. То есть, дескать, не приставайте ко мне, я ответственности за это не несу и делать тут ничего не буду...

Но с другой... Вот, смотрите на потрясающую фразу в предпоследнем абзаце письма. Даже не решаюсь ее пересказывать - все равно такого изощренного, отточенного изящества мне не добиться. Смысл простой: вы, ребята, компроматик-то - давайте, давайте, шлите еще; хорошего дерьмеца, скопленного на подчиненных, много не бывает, при случае пригодится...

Славная все-таки женщина, эта Ольга Егорова. Большой души человек, подлинная артистка своего дела. В совершенстве овладела искусством художественной эквилибристики на единстве и борьбе аппаратных противоположностей.

Bureau

Двадцать лет назад. День за днем.





Один мой хороший знакомый в очередной раз завел тут разговор про "бан на спикеров пусть и с обратным (или перпендикулярным) знаком в девяностые", который, дескать "тоже цензура".
Ну да, вот опять так, не глядя, с размаху, сказануто... 
А вот вспомнился в связи с этим поразительный проект, который уже больше года тащит "Президентский центр Б.Н.Ельцина". День за днем тут выкладывают дайджесты прессы - в которых можно собственными глазами увидеть, что и как писали российские газеты ровно 20 лет назад, в эпоху становления новейшей русской журналистики.
Вот прямо день заднем - начали с газет 1 февраля 1991 года, а на сегодня дошли до 19 мая 1992.
Замечательно еще и то, что каждый день там вывешивают и полные сканы номеров одной-двух газет за очередной день. "Независимая", "Известия", "Российская газета"... Прямо в pdf-ах, которые можно перелистывать. По-моему, это потрясающе интересно и поучительно.
Хотя бывают там очень смешные находки. Я вот, например, сунулся наугад в один дайджест, и наткнулся на номер "Независимой", где на первой полосе два моих текста. Один - жутко серьезный и "сосредоточенный", про интриги вокруг проекта горбачевского "Союзного договора", а другой - передовица, написанная на спор. Пари (кажется, с тогдашним завотдела политики Димой Остальским) заключалось в том, что можно написать полноценную газетную "шапку" на первую полосу - о том, что ничего существенного не произошло, и важных новостей сегодня не случилось. Шапку я написал, и газета с нею вышла. Так что пари я выиграл. Правда, подписать этот шедевр пришлось псевдонимом - таковы были правила "НГ": не принято было одним именем подписывать два текста рядом. Вот на этот случай и был у меня псевдоним - "Борис Шерман".
Кстати, посмотрите: рядом на той же первой полосе - текст Миши Леонтьева. Совсем еще в те поры не свихнувшегося...
Bureau

Былина

Хорошую речь сказал Михаил Дурненков. Правильные нашел слова. Особенно в финале.

Отдельно - забавно и в то же время грустно смотреть, как твои собственные слова и поступки становятся (всего пару дней спустя) каким-то народным преданием. Обрастают многозначительными деталями, живописными подробностями. К ним прицепляется небольшая, но изящная "мораль". И приторочивается остроумный анекдотообразный финал. Все по классической формуле, хоть и в миниатюре: "конфликт - перипетии - разрешение". Так рождается фольклор.
Bureau

Маленькие радиотрагедии

Слушаючи сегодня радио "Сити ФМ" (бывает и такое), сделался свидетелем маленькой трагедии в прямом эфире. Корреспондент-девушка Наталья Киселева, рассказывая о важной светской новости - каникулах певицы Надежды Бабкиной в ЮАРе - силилась, непосредственно у микрофона, вспомнить, какие именно два океана встречаются у мыса Доброй надежды. Прямо так и обещала слушателям - вспомнить.
Не вспомнила.
Хотя и напрягала мозг изо всех своих девушкиных сил. И бумажками шуршала в эфире...

Замечательный ресурс www.moskva.fm , которым не устаю восхищаться, сохранил шедевр для потомков...Collapse )
Bureau

Читал майку, много думал

Ознакомился с мерзостью, написанной (а впоследствии и разыгранной по ролям) Галковским на смерть Пригова.

Удивился, сколько в этом Галковском тоски и отчаяния. Странно, что простая человеческая зависть может принимать такие причудливые, извращенные формы. Даже и не верится.

Тем временем обратил внимание, что на майке, которая на мне надета, сбоку по краешку имеется надпись маленькими буковками: "Искусство - грязное дело, но всегда находятся люди, готовые за него взяться". По-французски, поскольку куплена майка в каком-то парижском универмаге. Никогда раньше этой надписи не замечал.
Bureau

О реализме в изобразительном искусстве...

Вышло интервью мое в "Ведомостях-Пятнице", подготовленное Сашей Туровым.

Вышло вот с этим вот портрэтом:



Ну, я все понимаю - про зеркало там, про то, что тут не до капризов, что на скорую руку, и вообще с применением компьютерных технологий, в просторечии именуемых фотожабой...

Но все таки... Это... Зачем иллюстрировать мое интервью портретом А.И.Солженицына, страдающего флюсом, в пору его депортации из СССР?

Внизу написано: иллюстрация - ВИКТОР БАЛАБАС. Товарищ Балабас, а тщательнее нельзя было? У меня ж пять душ детей. Мало ли, кому-нибудь газета в руки попадется.

УПДАТЕ:
Дорогой товарищ художник Балабас! Беру свои слова обратно. Тут, судя по комментам, народу ваш (ну, в смысле, мой) портрет страшно понравился. Очевидно, у меня проблемы с художественным вкусом. Надо будет что-то с этим делать. Кроме того, народ рекомендует задуматься в связи с вашим (ну, в смысле, моим) портретом о новом юзерпике. Вот, задумался.
Bureau

(no subject)

Для тех, кому это может понадобиться по делу, вывешиваю здесь пресс-релиз о создании новой издательской группы с участием издательств "Иностранка" и "КоЛибри", которыми я имею честь и удовольствие руководить.

Пресс-релиз

Новая крупная издательская группа
на российском книжном рынке

Москва, 17 ноября 2006 г.

Издательства «Махаон», «Иностранка» и «КоЛибри» объявляют о решении объединиться и создать единую издательскую группу «Аттикус Паблишинг».

Все три издательства хорошо известны российским читателям своими бестселлерами, своим вниманием к высокому качеству выпускаемой литературы. Издательская деятельность группы будет охватывать практически весь спектр тематических и жанровых направлений современного книжного рынка, с сохранением привычных читателю издательских брендов, использованием профессионального опыта и авторитета вошедших в группу издательств именно в тех сегментах, где они традиционно добивались наибольшего успеха.

Издательство «Махаон» сосредоточится на выпуске современной российской и зарубежной детской художественной литературы, а также научно-популярных, энциклопедических и справочных изданий преимущественно для детей. Издательство «КоЛибри» сконцентрирует свои усилия на выпуске современной художественной литературы российских авторов, а также на оригинальной российской и переводной литературе жанров «нон-фикшен» - документальной, публицистической, познавательной, развлекательной тематики. Издательство «Иностранка» расширит свою деятельность в области издания современной художественной литературы ведущих зарубежных авторов в высококлассных русских переводах. Collapse )