Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Bureau

Как стать издателем живой классики...

Друзья, хочу снова обратить ваше внимание на портал "Планета", где идут разные - и иногда очень неожиданные и интересные - краудфандинговые кампании. Но на сей раз речь не о таком проекте, к которому сам имею отношение, а об одном из наших "соседей" там.

Вот тут - http://planeta.ru/campaigns/7267 - можно обнаружить совершенно шикарный и необыкновенно увлекательный замысел, который продвигает наш с Varya Gornostaeva давний друг и коллега Александр Альперович (Alexander Alperovich).

Я когда-нибудь про этого человека напишу подробно и отдельно, потому что жизненная и профессиональная его история, по-моему, совершенно прекрасна. Он много лет ворочал в разных местах и разными способами всякими очень большими деньгами. Чужими, разумеется: был наемным финансистом, инвест-банкиром, управлял крупными розничными сетями, в конце концов был "перекуплен" владельцами одного из крупнейших книжных концернов страны на должность финансового директора.

И в этом качестве функционировал там с большим успехом много лет. Мы с Варей с ним познакомились именно на том этапе его блестящей управленческой карьеры: он сидел в здоровенном кабинете за двумя секретаршами, уставленном шкафами с деловой перепиской, перед ним лежали сводки ежедневного кэш-флоу огромного концерна, оплетавшего своими щупальцами всю страну, на нем был костюм-тройка и очки в металлической оправе, а в голове у него была осень и приближающийся квартальный отчет.

Однажды Алик Альперович встал из-за этого стола, выключил компьютер, закрыл папку с кэш-флоу, застегнул жилет на все пуговицы и навсегда вышел из этого кабинета.

С тех пор он управляет на свой страх и риск собственным издательством "Клевер" и издает замечательные детские книги. Потому что оказалось, что все это время он на самом деле не хотел быть финансистом, а хотел быть детским издателем.

У кого есть дети - небольшие или слегка подрощенные - гарантированно знают эти книжки. Они и в самом деле очень разумные: слово "Clever" в названии издательства означает не столько цветок с четырьмя лепестками, сколько целый набор синонимов в переводе с английского, - умный, талантливый, сообразительный, искусный... "Клевер" - то редкое издательство, которое отваживается на высококачественный детский нон-фикшен, то есть на развивающие и, так сказать, "образующие" книжки. И это образование - всегда очень яркое, очень захватывающее и запоминающееся. И всегда отлично придуманное: у Алика собралась очень талантливая молодая команда, в которой, кажется, нет ни одного человека, с которым финансист-банкир-инвестор-финдиректор имел хоть какой-то шанс пересечься в скучной своей прошлой жизни...

Теперь в "Клевере" придумали очень особенным образом издавать классику для детей. Так издавать, чтобы при чтении ее у ребенка не появлялось привычного в подобных случаях металлического вкуса во рту. Чтобы читатель не проникался отвращением к этой тоскливой "обязательной программе из стандарта образования", а увлекался великими историями, написанными потрясающими людьми. Втягивался в сюжет, влюблялся в героев, всматривался в забытые времена и в невиданные страны, где происходят события.

Они хотят, чтобы классика в книгах, которые попадают в руки нашим детям, была жива. Так это и называется: "Живая классика".

Посмотрите, в общем, на "Планете", что они придумали.

Вот, кстати, сам главный редактор рассказывает об этом замысле:



Эти книжки на самом деле очень нужны всем, кому пришла пора быть мучимым школьной классикой. Они способны навсегда избавить человека от ненужной травмы и однажды поставить ему правильный угол зрения на великую литературу.

Но если издавать их просто так, как издаются обычные книги, на общих финансовых и коммерческих основаниях, - они получатся адски дорогими. И очень мало кто сможет их себе позволить. Понимая это, "Клевер" решил затеять кампанию поддержки этого необычного и очень отважного издательского проекта, чтобы вывести эту серию за пределы обычной издательской арифметики. Если поддержку удастся собрать, она компенсирует часть неизбежных расходов, и книги можно будет продавать по заведомо более низкой, фиксированной цене. И тогда они станут доступны, например, школьным библиотекам, где они нужнее всего.

Затея рискованная, но "Клевер" - такое место, где всегда рискуют. И это такой риск, к которому хочется присоединиться.
Bureau

История у нас под ногами

Гуляя по тихому, трогательно-конфетному, расслабленному курортному Баден-Бадену, иногда глянешь себе под ноги...

famille-eil

Вот история семьи Эйль, впечатанная в мостовую. Все умещается на этих пяти медных табличках, размером с ладонь. И еще место остается.

В 1933-м, когда Эриху Эйль было 44, а Йоханне 31, бежали с детьми - трехлетней Фанни и годовалой Эрикой - во Францию. Уже там год спустя родилась третья дочь - Жоржетта.

В 39-м Эриха арестовали, четыре года продержали во французском лагере, и в 43-м вывезли в Польшу. В 44-м туда же депортировали и Йоханну. Они оба погибли в Майданеке.

Но девочек Йоханна успела каким-то чудом отправить в Швейцарию. И он выжили.

Вот и все.

Часто такие таблички вижу в разных городах Германии и Австрии. У порога дома, где эти люди когда-то жили, их вмуровывают прямо в мостовую.

Бывают такие страны, где люди предпочитают не забывать, а помнить. Они считают, что им самим это важно, да и детям их без этого нельзя.

А у нас тут скотина, покуражившись насчет "веселого праздника холокоста", ходит себе по улицам, пиво пьет, воздухом дышит.

Bureau

День Маши Бароновой. Одной из нас

Один день - одно имя. Теперь про Машу Баронову. У нее и день рождения сегодня, кстати.



Маша Баронова больше девяти месяцев уже находится под подпиской о невыезде. Спасибо, что не в СИЗО: у Бароновой есть сын пяти лет, живут они с ним вдвоем, и если бы Машу посадили, совершенно непонятно, что бы стало с ребенком.

Подписка о невыезде считается "снисходительной", почти незначительной мерой пресечения. Но для молодого человека, полного сил, желаний, интереса к жизни и страсти к общению, - это должно быть невероятно тяжело. И дело же не в том, что невозможно становится поехать "по Барселоне прошвырнуться" или "вдохнуть полную грудь Голливуда". Подписка о невыезде - это когда нельзя отлучиться НИКУДА.

Мне вот, например, недавно очень сильно понадобилось по важному делу поехать в город Чухлому. Это недалеко: в Костромской области, 500 километров с небольшим от Москвы. Я сел в машину и поехал. А для человека под подпиской – это просто невообразимый поступок.

Подписка - это когда ты каждую минуту знаешь, что ты под надзором, под присмотром, что тебя не оставляют одного, что стоит тебе сделать какое-то резкое движение, где-нибудь как-нибудь неосторожно дернуться, чем-то рассердить "дяденьку начальника", - и твоя мера пресечения (вот именно: мера пресечения тебя) окажется совсем другой. Гораздо более жестокой.

Это называется моральной пыткой. Это такое издевательство: намеренное и хладнокровное. А зачем оно? Что, Баронова от своего пятилетнего ребенка сбежит, что ли?

Обвиняется Маша Баронова в том, что отчаянно, истошно что-то кричала в разгар давки и потасовки на Болотной площади. Кто однажды видел Машу Баронову в течение пяти минут, - точно знает, что этот человек не может относиться хладнокровно и равнодушно ни к чему, что происходит от нее в радиусе километра. Ну, бывает такие люди: у них внутри атом расщепляется каждые полторы секунды…

Но вот скажите, а вы, - такой спокойный, размеренный, рассудительный, - вы уверены, что оказавшись в гуще таких событий, просто в толпе, где тысяча полицейских молотит дубинками десять тысяч подвернувшихся под руку демонстрантов, сохранили бы контроль над собой? Вы видеохронику 6 мая видели когда-нибудь? И что? Правда – молча бы там стояли?

Подумайте сегодня, как легко могло бы повернуться дело так, что вы с Машей Бароновой поменялись бы местами. И кричали бы на Болотной – вы. И подписка была бы – ваша. И вы бы, а не она, просыпались бы по утрам девять месяцев – с одной и той же, с одной и той же мыслью: когда же это кончится? И главное – ЧЕМ это кончится? Чем, а? Ну, чем?

Bureau

Оксане Дмитриевой. Лично. Срочно. Про сирот.

Я сегодня днем был приглашен в германское посольство на встречу с бывшими министром иностранных дел Германии, лидером парламентской фракции СДПГ в Бундестаге, Франком-Вальтером Штайнмайером. И была там также и Оксана Генриховна Дмитриева, Заместитель руководителя фракции Справедливой России в Госдуме, Первый заместитель председателя комитета ГД по бюджету и налогам.

Во время общей беседы я заговорил о том, какой закон обсуждается в Думе в ту самую минуту, пока мы здесь сидим. Рассказал в двух словах, каков будет его эффект для всего процесса международных усыновлений российских сирот. Сказал о том, что впереди - тотальная "чистка" агентств по международному усыновлению, разрыв соответствующих соглашений, прекращение уже начатых процедур оформления усыновлений и т.п. И все это - в качестве мести за неудобства, которые доставит российским высокопоставленным преступникам применение "Акта Магнитского".

На этом месте Оксана Генриховна как-то неприязненно поморщилась и стала мне повторять, "ну, зачем вы это тут говорите, ведь ничего этого там нет, ничего этого там нет, ничего этого там нет, этот закон не окажет никакого ни на что влияния, он ничему не помешает и никаких усыновлений не остановит"...

Вежливые немецкие собеседники как-то даже смутились этой перепалкой. Переводчик замолчал и не понимал, что и как переводить...

Так вот. Мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь рассказал депутату Оксане Генриховне Дмитриевой (лично! лично!!), что случилось у нее на работе, в Госдуме, пока она беседовала со мною в германском посольстве.

Пожалуйста, если кто увидит Оксану Генриховну, прочтите ей вслух вот это сообщение РИА-Новостей:

* * *
МОСКВА, 17 дек — РИА Новости. Комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству в понедельник поддержал поправку о запрете на усыновление российских детей американцами в так называемый "закон Димы Яковлева", который стал ответом России на принятый в США "акт Магнитского".
Поправка предлагает ввести запрет на усыновление российских детей в США, закрытие агентств по подбору детей, а также денонсацию российско-американского соглашения об усыновлении несовершеннолетних, сообщила РИА Новости в понедельник депутат-единоросс, соавтор поправок Екатерина Лахова.
При этом она отметила, что дополнительных актов в случае принятия этих поправок для денонсации соглашения не потребуется, так как если закон пройдет, соглашение будет разорвано автоматически...

Bureau

Красавицы племени химба. Намибия, Каоколенд.

Ну, и вот тогда уж напоследок последнее из Намибийских чудес. Теперь речь пойдет не о зверях, а о людях.

На севере страны, вблизи границы с Анголой, в провинции Каоколенд, живет поразительное племя химба. В последнее время они стали время от времени допускать к себе людей из "постороннего" мира, а после нескольких репортажей о них, появившихся в крупнейших мировых журналах и на Discovery, появилось немало желающих побывать в их селениях. Привлекает гостей одно: удивительной красоты и особой, странной грациозности женщины химба.



Collapse )
Bureau

Продолжая чистить луковицу

А вот это - продолжение знаменитых мемуаров Гюнтера Грасса "Луковица памяти". Мы год тому наза успели издать это в "Иностранке".

Теперь второй том - "Фотокамера" - о послевоенной эпохе. Перевод по-прежнему Бориса Хлебникова, что в данном случае особенно важно.

Издательство CORPUS представляет.
В продаже с сентября 2009



“Фотокамера” продолжает автобиографический цикл нобелевского лауреата, живого классика современной мировой литературы Гюнтера Грасса, начатый книгой “Луковица памяти”. Однако на этот раз о себе и своей семье писатель предпочитает рассказывать не от собственного имени – это право он делегирует своим детям. Грасс представляет, будто по его просьбе они готовят ему подарок к восьмидесятилетию, для чего на протяжении нескольких месяцев поочередно собираются то у одного, то у другого, записывая на магнитофон свои воспоминания. Ключевую роль в этих историях играет незаурядный фотограф Мария Рама, до самой смерти остававшаяся близким другом Грасса и его семьи. Ее памяти и посвящена эта книга.

Collapse )

кросспост в corpus_books
Bureau

Собаководство. Сцена в магазине

Проносясь сегодня с Одноговажногодела на Другоеважноедело, вбежал в зоомагазин, купить собаке мешок ценного импортного корма.

За прилавком стоит типичная молодая продвинутая энтузиастка-любительница современной собаководческой индустрии. Сухая, деловитая, проникнутая важностью своей миссии, вся какая-то слегка скособоченная, но по всему видно - крутая. Перед прилавком - коротенькая очередь покупателей. Первой в ней стоит эталонная "лялька-цыпочка": тощая, в белом плаще и ботфортах до бедер, на морде килограмм белил, силиконовые губки, ресницы шириной в пол-ладони, на темени навечно приклеенные в задранном положении огромные темные очки "Армани".

Девица притирается к прилавку и томным голоском интересуется:

- У вас есть корм для маленькой-маленькой беременной собачки.
- Чи-хуа-хуа? - осведомляется продавщица профессиональным "медицинским" голосом.
- Да, она, - потупясь, сознается девица.
- Есть, - сухо и сурово отвечает продавщица. - Это ей теперь нужно давать диетический обогащенный корм для щенков.
- Как это "для щенков"? - пугается девица, - Она же уже беременная?
- Значит на нее напал педофил, - железным голосом, без секунды паузы и совершенно не меняя интонации, постановляет продавщица.
- Хорошо, давайте, - обреченно соглашается девица. - А скажите, может быть, ей еще какие-нибудь витамины?
- Какие уж теперь витамины, - мрачно обрывает продавщица. - Раньше надо было смотреть.

Девица обреченно прикусывает губу, расплачивается и поворачивается к двери.

- И вас, девушка, кстати, всё это тоже касается, - сообщает ей в спину продавщица.

Девица вылетает из магазина, с грохотом швырнув дверью.

Занавес.
Bureau

Про вечерашний "приказ о квотах"...

Вот еще пару слов по поводу квот на сложные "высокотехнологичные" виды лечения, о которых я говорил чуть ли не всю вчерашнюю передачу на "Эхе". Приказ, о котором я вчера говорил - теперь уже знаменитый Приказ Минздрава РФ от 29.12.08 № 786н - выглядит вполне безобидно. Но самое любопытное у него - в приложениях (там внизу ссылка, интересующиеся могут скачать полный текст). Вчера обзвонил знакомых врачей: говорят, что система этих квот была одной из немногих реально работающих схем финансирования лечения для тяжелых больных. Если она рухнет или радикально сократится - люди будут платить сами. Ну, или не будут...

Пишет мне Лена Мулярова из фонда "Подари жизнь":

"Сегодня общалась с заведующим детского отделения Центра рентгенарадиологии. Доктор рассказал, что с Нового года Минздравсоцразвития (приказом №786 Н) снизил для регионов квоты на лечение в их Центре, а некоторым регионам, например, Ростовскому не дал вовсе.

В отделении общалась с двумя детьми как раз из Ростовской области. Оба с опухолями мозга. Обоим нельзя прерывать лечение. Если это сделать, дети погибнут.

Шестилетний Саша Дудников лег в Центр после операции, ему нужно облучение на 150 тыс. руб и еще на такую же сумму лечение препаратом «темодал». В одной упаковке «темодала» 5 капсул, в день требуется 3 капсулы, лечение рассчитано на 46 дней. Мальчик лежит с бабушкой, бабушка в шоке, не знает, что делать. Врачи ее пугают, что если они не оплатят лечение, его прекратят.

Другой ребенок – Таня Назарова тоже из Ростовской области и тоже с опухолью мозга нуждается только в облучении. Маме выделили квоту еще в декабре по старому закону, но поскольку легла она в январе, то подпала под действие нового приказа и лечение ей не оплачивают.

На обоих детей фонд «Подари Жизнь» написал гарантийное письмо в Центр рентгенорадиологии, что найдет деньги на их лечение, поэтому детей лечат..."
Bureau

Гастрономическая география в "Коммерсантъ-Weekend'е". Номер 20.

Тем временем действие очередной колонки из серии "Гастрономической географии", вышедшей неделю назад в Коммерсант-Weekend'е, разворачивается в знаменитом львовском "доме с рыцарями". Точнее, на первом этаже его, где испокон веку помещалось заведение, которое весь город имел обыкновение называть "кафе под Бобом". Кто такой этот "Боб", откуда взялся и почему кафе именно под ним, - ни одна живая душа уж не помнит. А я вот знаю, в чем тут секрет и как было дело.

Коммерсантъ. Издательский дом
открыть материал ...

Гранитные рыцари все еще здесь

// Угол Университетской и улицы 17-го Вересня, Львов, Украина
Время от времени мне звонит кто-нибудь из старших детей и в очередной раз говорит своим ироническим вполне оформившимся баритоном, что вот, мол, папа, опять та же история...
открыть материал ...

Bureau

Старая новость - хорошая новость

Адвокаты официально подтвердили тот факт, что Светлана Бахмина подавала формальное прошение о помиловании.

Видите ли, дети, просто дело в том, что есть такое ремесло - узнавать новости заранее и сообщать о них заинтересованной публике. Называется ремесло - журналистика.

Я понимаю, что бывают целые редакции, в которых об этом не догадываются. Ну, наняли б лектора какого-нибудь, пусть ускоренный ознакомительный курс, что ли, прочтет. Вдруг в головах что-нибудь случайно застрянет. А то мне одного говножурнальчика уже по два экземпляра дармовых ежедвухнедельно присылают. Неужели никаких других способов дурить деньгодавальщика отчетностью о "распространении" не осталось? Надо ж, мальчики и девочки, как-то исправлять положение.

Отдельный привет злобным, лживым, трусливым теткам. Пусть уж так не горюют. Ну, не получилось - бывает. Вон, целые народы живут, веря, что тот, кому эту жизнь пришлось провести помойной крысой, - в следующей доведется стать наложницей самого магараджи... Может и вам повезет, а?