Serguei Parkhomenko (cook) wrote,
Serguei Parkhomenko
cook

Category:

Выполняю обещание. Документы к судебному процессу

Еще на прошлой неделе я пообещал вывесить тут некоторые ключевые документы для тех, кому и в самом деле интересны реальные обстоятельства моего иска против "Нового времени" и журналиста Шевелева. Приношу свои извинения всем, кто до сих пор этого дожидался: ярмарка "Нон/Fiction", в которой наши издательства принимали, по традиции, активнейшее участие, выдалась в этот раз очень напряженной и насыщенной. У нас за эти дни прошли три больших премьеры - новая книга пьес Тома Стоппарда "Берег утопии", новая книга эссе Петра Вайля "Стихи про меня", да еще новая серия исторических авантюрных романов... К тому же, Стоппард и Вайль были в Москве, мы для них устраивали общение с московской публикой в разнообразных формах. Так что отвлечься было трудно.

Короче говоря, выполняю обещание только теперь.

Итак, вот хронология основных событий и антология основных текстов по делу.

1) 28 августа 2006 г. журнал «Новое время опубликовал на своем сайте материал из своего №35 (формально датированного 3 сентября 2006 г.), под заголовком  «12 книг в год» за подписью Игоря Шевелева. Приходится давать ссылку на кэш Яндекса, где читать его не очень удобно, поскольку сайт "Нового времени" с тех пор закрылся, судя по всему окончательно и бесповоротно (в связи с тем, что журнал продан, выпуск его приостановлен, а прежняя редакция распущена).
Мне этот материал случайно попался на глаза. И обнаруженные в нем оскорбительные лживые обвинения меня глубоко возмутили. Еще не хватало, чтобы где-то в сети (а тем более на бумаге) осталось без реакции и опровержения клеветническое заявление, будто я что-то такое у кого-то украл.
Поэтому...

2) Поэтому 30 августа 2006 года я отправил главному редактору журнала "Новое время" А.Б.Пумпянскому письмо с указанием на то, что в его издании были опубликованы лживые клеветнические измышления в мой адрес, и с подробным изложением истинных обстоятельств, связанных с изданием книги "Гений места".

Для тех, кому будет недосуг ознакомиться с моим письмом полностью, привожу здесь ключевые абзацы из его "резюмирующей части":
"...Таким образом, в действительности не существовало и не существует ничего, что возглавляемое мною издательство могло бы «взять» у г-жи Морозовой. Никто не «брал» у нее текста литературного произведения, потому что права на него принадлежали сначала издательству, а затем исключительно самому автору. Никто не «брал» у нее художественного оформления и макета книги, поскольку права на них принадлежали исключительно художнику А.Л.Бондаренко. Никто не «брал» у нее даже самой общей идеи произведения, поскольку она принадлежит Петру Вайлю и журналу «Иностранная литература», совместно осуществившим ее за несколько лет до издания книги.
Поэтому я убежден в том, что распространенные путем публикации в журнале «Новое время» заявления г-жи Морозовой о том, что «тут сворована чужая идея, интеллектуальная собственность», являются лживыми и клеветническими. А употребление слова «воришки» в адрес возглавляемого мною издательства я расцениваю как прямое оскорбление, наносящее ущерб моему доброму имени и моей деловой репутации..."


К сожалению, на это письмо я не получил НИКАКОГО ОТВЕТА - ни от главного редактора "Нового времени", ни от кого-либо от сотрудников редакции, ни от журналиста И.Л.Шевелева.
Зато...

3) Зато На сайте "Нового времени" через пару дней появился текст «Гений другого места» за подписью того же автора, впоследствии вышедший в "бумажном" издании журнала («Новое время», №36, 10 сентября 2006 г.). (к сожалению, опять вынужден давать ссылку на кэш Яндекса).

Мне этот текст представляется отнюдь не извинением, а издевательским "рецидивом", лишь умножающим ложь и клевету, адресованную мне, и усугубляющим тяжесть ущерба, наносимого репутации возглавляемых мною компаний. В связи с этим...

4) В связи с этим 6 сентября 2006 года я отправил все тому же главному редактору А.Б.Пумпянскому второе письмо с указанием на вновь допущенные его журналом лживые оскорбительные заявления, а также с сообщением, что его издевательское "извинение" мною, конечно, принято быть не может, и последствия его - в виде возбуждения судебного иска - не заставят себя ждать.

Опять-таки для особо нетерпеливых читателей нашего криминального романа публикую тут ключевой фрагмент письма:
"...Таким образом, опубликованный «Новым временем» материал «Гений другого места» ни в какой мере не может удовлетворять изложенным мною в письме от 30.08.06 требованиям опубликовать ясные и определенные опровержения содержавшихся в материале «12 книг в год» лживых клеветнических измышлений в адрес издательства, генеральным директором которого я являюсь.
Поэтому настоящим письмом я ставлю Вас в известность, что мною начата подготовка судебного иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также о возмещении понесенного мною морального ущерба и ущерба репутации возглавляемым мною компаниям, обращенного к журналу «Новое время» и автору публикации «12 книг в год» г-ну Шевелеву как соответчикам. Соответствующее исковое заявление будет в ближайшее время передано мною в суд по месту юридической регистрации Вашего издания..."


Обратите внимание, что никакого "навязанного" текста опровержения в этом письме не содержится (вопреки тому, что теперь уже многократно врал на этот счет ответчик).

Отмечу, что и на это письмо я не получил НИКАКОГО ОТВЕТА. Впрочем, был один забавный эпизод: на состоявшемся вскоре приеме в честь очередного дня рождения "Эха Москвы" на меня вдруг набросился главный редактор "Нового времени" А.Б. Пумпянский. Заговорил он со мною в весьма неожиданном развязно-фамильярном тоне, обычно совершенно ему не свойственном, что я могу объяснить только крайней степенью его смущения и растерянности.

Вскоре после этой встречи я получил от А.Б.Пумпянского по факсу письмо, состоявшее из четырех строчек и выдержанное опять-таки в довольно панибратских выражениях, в котором главный редактор "Нового времени" выражал недоумение по поводу того, "какой еще сатисфакции мне надо" и сокрушался, что не отредактировал вовремя "неряшливый" текст интервью. К сожалению, этот документ у меня не сохранился, и полный текст его я воспроизвести здесь не могу. (Я буду благодарен, если кто-либо из сотрудников "Нового времени" поможет мне его восстановить.) 

Короче говоря, несколько дней спустя я подал исковое заявление, как и предупреждал в своем втором письме. Вот это, пожалуй, очень важный для понимания сути дела момент. Я подал в суд не на первую публикацию в "Новом времени": на нее я ответил подробным письмом в редакцию, над которым мои оппоненты только посмеялись.  Убедиться, что без суда тут не обойтись, меня заставила именно вторая статья на мой счет за подписью Шевелева. Первый текст еще мог быть результатом небрежности, неряшливости, в конце концов обычной недобросовестности, свойственной третьесортным писателям заштатных листков. Ничего необычного. Ну, одна - ляпнула сдуру, а другой - нашлепал "заметку" по глупости. Бес попутал, бывает... Но вот второй текст убедил меня, что речь идет не о "недоразумении", а о самом что ни на есть намеренном свинстве. А свинство должно быть наказано. Не правда ли?

В процессе подготовки иска выяснилось несколько важных обстоятельств:

Прежде всего, я убедился, что по российскому законодательству "надлежащим ответчиком" в таких случаях является именно автор публикации и издание, распространившее ложь, а вовсе не интервьюируемый, который (если он не визировал интервью и этот документ с визой не сохранился), всегда может отвертеться, заявив, что "ничего такого не говорил" или "ничего такого не имел в виду"...

Во-вторых, оказалось, что по действующему российскому законодательству дело о защите деловой репутации КОМПАНИИ (а не физического лица, например, меня в личном качестве) может быть принято к производству ТОЛЬКО АРБИТРАЖЕМ. Поскольку речь шла о защите деловой репутации издательств, я вынужден был подать иск именно в арбитражный суд, а не в обычный суд общей юрисдикции в порядке гражданского производства.

В-третьих, выяснилось, что арбитражная практика ясно указывает, что "условные" иски (на один рубль или на "один швейцарский франк") российскими арбитражными судами систематически отвергаются, хотя формально такое требование и не противоречит закону. Судьи, однако, говорят в таких случаях: раз не определен ущерб, значит арбитражу тут разбирать нечего, идите в гражданский суд и бодайтесь там, сколько угодно. Ну, а гражданский суд не рассматривает исков о защите компаний - и так далее, по кругу, сколько угодно раз... Поэтому я вынужден был заняться определением размера нанесенного двум издательствам морального ущерба (несомненно, именно морального) в денежном выражении. Понятно, что такие подсчеты в известной мере условны и опираются на некоторые предположения и допущения, которые можно подкрепить лишь аналогиями и косвенными аргументами. Впрочем, проконсультировавшись с хорошими специалистами по арбитражному праву, мы пришли к выводу, что такой ущерб может быть определен именно методом подсчета "упущенной выгоды" - то есть вполне принятым, рутинным для разрешения разного рода коммерческих конфликтов способом (упоминание об упущенной выгоде и принципах ее возмещения в случае, если она наступает по вине одной из сторон, встречается практически в каждом коммерческом контракте, так что никакой экзотики тут нет).

Ну, и наконец, я получил настоятельную рекомендацию юристов, что общую сумму иска следует распределить между ответчиками таким образом, чтобы она оказалась сообразна их реальным финансовым возможностям. При этом я стремился, разумеется, установить соотношение таким образом, чтобы наказание, понесенное каждым из ответчиков, было бы для него достаточно чувствительным. Дело в том, что за предыдущие недели - в течение которых я писал "Новому времени" и его автору вежливые письма, а в ответ получал все новые оскорбления, - я убедился, что слов они совершенно не понимают. Поэтому я был вынужден перейти на более эффективный язык цифр. Дальнейшие события показали, что я не ошибся в своих оценках: именно угроза потерять деньги заставила тех, кто до сих пор не снисходил даже до ответа мне, - наконец-то отверзнуть уста.  Короче говоря, я остановился на соотношении 1:2 в распределении тяжести иска: оно мне показалось реалистичным, а закон позволяет мне установить это соотношение по собственному усмотрению, как угодно (или возложить требование на обоих ответчиков в солидарном порядке).

Итак, комплект исковых документов был подготовлен и направлен в суд, а одновременно - как этого требует арбитражная процедура - копии его были по почте высланы ответчикам. Среди документов имелся и текст опровержения, публикации которого требует истец (такой текст предоставляется в обязательном порядке). Вопрос о том, обязывать ли ответчика публиковать его - и в какой форме - решает суд.

Вскоре после отправки пакета исковых документов, у меня состоялся чрезвычайно интересный разговор с И.С.Лесневской (по ее инициативе), в котором она сообщила мне о намерении купить журнал "Новое время" и попросила меня простить тех, кто нанес мне оскорбление, выступить инициатором досудебного урегулирования спора. Ирена Стефановна заверила меня, что ответчики будут согласны принять его "на любых условиях". В день встречи с И.С.Лесневской я получил по факсу письмо А.Б.Пумпянского, в котором он тоже просил о прощении. Практически одновременно в очередном номере "Нового времени" был опубликован фрагмент того самого текста опровержения, которое было приложено к исковому заявлению и пришло в редакцию вместе со всем пакетом документов. От полного текста предложенного в иске опровержения эта публикация отличалась отсутствием последнего, резюмирующего абзаца. На мой взгляд, этот абзац и является наиболее важным в тексте. Говорится в нем следующее:
"...Редакция журнала «Новое время» и журналист И.Л.Шевелев сожалеют о том, что автор и редакция проявили в данном случае недобросовестность и безответственность при исполнении своих профессиональных обязанностей."
Только и всего. Очевидно, этот абзац показался редакции и журналисту Шевелеву слишком обидным. Ничем не могу им помочь. И даже, признаться, нисколько им не сочувствую. Надо было думать раньше: когда две предыдущих публикации сочиняли.

Разумеется, я не мог оставить без внимания просьбу И.С.Лесневской, и поэтому...

5) И поэтому я направил А.Б.Пумпянскому третье письмо, в котором выражал согласие закончить дело внесудебным урегулированием. Я думаю, мой терпеливый читатель догадывается, что И ЭТО ПИСЬМО ОСТАЛОСЬ БЕЗ ОТВЕТА. Соответственно, иск отправился в суд своим чередом.

26 декабря этот иск вступит в стадию судебного рассмотрения. В зависимости от того, как ответчики будут вести себя в оставшееся до этого время, я определю (вместе с моим адвокатом) свою дальнейшую линию поведения на процессе. Я могу поддержать свои требования о возмещении ущерба. Могу их сократить. Могу изменить соотношение требуемых сумм с каждого из истцов. Могу отменить финансовые требования (в отношении кого-то из истцов) вовсе. Закон оставляет за мною этот выбор. Поглядим.

Пока же спектакль, разыгрываемый ответчиками очень интересен и поучителен: ответчик №1 ("Новое время") затаился и упорно, глухо молчит; ответчик №2 (И.Л.Шевелев) ужасно перепугался, что журнал, с тех пор поменявший владельца и лишившийся проштрафившегося редактора А.Б.Пумпянского, бросит его один на один с судом, - и принялся выжимать слезу из почтеннейшей публики. Этот самый второй ответчик поселился в почтовых ящиках половины моих друзей и знакомых и умоляет их как-нибудь вмешаться и спасти его от разорения, нищеты, пускания голым-босым по миру,  "описывания приставом маминой мебели" и прочих ужасов... Друзья и знакомые просят меня рассказать, в чем тут дело, а потом интересуются, долго ли будет литься на их головы этот поток притворных слез и неопрятных причитаний. Я отвечаю, что сие зависит только от темпов российского судопроизводства. Тут друзья и знакомые мужественно выражают готовность потерпеть еще...

У меня же к ответчику только один вопрос: если он до такой степени уверен, что со всех сторон прав, и мои требования беспочвенны и несправедливы, - что ж он так сильно перепугался? Ведь если ничего предосудительного не сделал - суд его должен оправдать, не так ли? И справедливость обязательно восторжествует?

А?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →