Serguei Parkhomenko (cook) wrote,
Serguei Parkhomenko
cook

Случай министра Соколова. Диагноз тяжелый, но надежда есть.

"Новая газета" опубликовала сегодня очередное "диссертационное разоблачение", основанное на материалах эксперизы "Диссернета". Ничего особенного, правда? Ничего нового. Всем уже изрядно поднадоело, все привыкли, все глаза намозололи об эти разноцветные диссернетовские таблички, каждый закрашенный квадратик которых - страница украденного чужого текста в диссертации какой-нибудь важной шишки. И, соответственного, дыра в репутации очередного чиновника, депутата, сенатора, губернатора, прокурора, генерала, ректора, профессора... У некоторых репутации, как выясняется, только из этих дыр и состоят. И мы к этому зрелищу совсем уже присмотрелись.

Но на сей раз случай все-таки заслуживает некоторого дополнительного внимания публики. Потому что речь идет о полноправном члене правительства Российской Федерации. Героем очередной диссернетовской экспертизы оказался министр транспорта РФ Максим Соколов, так что теперь и он получил свое право на долгожданные пять минут славы, если не всемирной, то всероссийской уж точно.

sokolov-portr

Ситуация с диссертацией Максима Соколова - плохая. Очень плохая. Таблица совпадений - не законных и неизбежных цитат, а именно "совпадений", некорректных, то есть намеренно замаскированных под оригинальный текст, - у него такая уныло-знакомая, что хоть не вывешивай.

sokolov-tabl

Сами посмотрите и покликайте по страницам: это совершенно классический "сплошняк", составленный из двух чужих текстов, аккуратно притертых встык один к другому. На сплошняке этом - следы типовых попыток чуть припудрить заимствования легкой правкой, заменами отдельных предлогов, добавкой или сокращением случайных прилагательных, разбиением на абзацы иной длины и прочей ерундой.

По богатому диссернетовскому опыту, такие "муравьиные тропинки" убогого рерайта остаются в тексте тогда, когда исполнитель берет с заказчика немножко дополнительных денег, обещая "стопроцентную гарантию нераспознаваемости антиплагиатными программами". Поглядите на стандартных сайтах диссероделательных фабрик - ими весь гугл битком набит - там часто упоминается такая "дополнительная услуга". Ну и вот потом исполнитель показывает заказчику следы этого точечного расковыривания и говорит: видите, мы вдумчиво работали над текстом, не просто так кускими драли и клеили, "фирма веников не вяжет"...

Так что все с Максимом Юрьевичем Соколовым совершенно понятно.

А впрочем нет, не все.

Случай Соколова - один из тех немногочисленных случаев, когда мы, вот мы все, кто имеет отношение к анализу диссертации и к описанию результатов проверки, - эксперты, аналитики, журналисты, комментаторы, - все вместе не можем понять одной простой вещи. ЗАЧЕМ ЕМУ ЭТО ПОНАДОБИЛОСЬ? Ну, на кой же черт он связался с жульем?

Максим Соколов пять лет - с 2004 по 2009 год - был ответственным руководителем городской администрации Санкт-Петербурга: возглавлял сначала Комитет по инвестициям и стратегическим проектам правительства города, а потом Комитет экономического развития, промышленной политики и торговли. И оставил по себе, уверяют нас сегодня питерские коллги, память как разумный, эффективный руководитель, хорошо понимающий в своем деле, открытый для контактов с людьми, слышащий и ценящий чужое мнение. В общем, не тупой "карьерный чиновник" из едросовского инкубатора, а настоящий менеджер, пришедший на госслужбу из бизнеса (построенного, между прочим, собственным трудом и собственным риском) и сохранивший здесь уважение к знаниям и инициативе, навыки адекватной оценки происходящего.

А еще сохранивший, как говорят в таких случаях журналисты между собой, - яйца. Вот эти вот яйца, совершенно необходимые профессионалу любого ранга и любой специальности на любом посту, причем, совершенно вне вской зависимости от его физиологического его пола, - для того, чтобы уметь отстоять свою профессиональную позицию в споре с любым начальником, чтобы сопротивляться любой грубой и бессмысленной силе. Короче говоря, портрет получается очень привлекательный.

И вдруг, в 2008 году, на исходе карьеры в горадминистрации, прямо накануне перехода на федеральный пост, в Москву, что-то случается с человеком. Что-то врывается в его жизнь и заставляет сделать грубую ошибку. Что-то велит ему склониться перед идиотским "порядком вещей", встать в строй тех, у кого "все как у людей", кому корпоративные "обычаи делового оборота", бессмысленные и бессовестные, заменяют представления о приличном и неприличном, у кого за годы существования в "элитной среде" напрочь атрофировалось обыкновенное чувство брезгливости.

Как же так? ЧТО Ж С ЯЙЦАМИ-ТО ПРОИСХОДИТ В ТАКОЙ МОМЕНТ? Они совсем, окончательно отваливаются? Навсегда? Очень трудно в это поверить.

Поэтому я - от имении сообщества экспертов "Диссернета", от имени всех тех, кто уже написал о "казусе Соколова" и еще напишет в ближайшие недели и месяцы, пока этот случай будет обсуждаться, перемываться и полоскаться всеми вокруг, - хочу обратиться к Максиму Юрьевичу Соколову с напоминанием.

Да, мы знаем, что срок давности для апелляции по диссертации, которая была защищена под вашим, Максим Юрьевич, именем, но в реальности была написана двумя другими людьми (см. опять таблицу "Диссернета"), - истек. И мы знаем, что ваша пресс-служба металлическим голосом сообщила на запрос "Новой газеты", что "Диссертационный совет не нашел в ней никаких нарушений. В течение трех лет — срока, установленного законодательством для оспаривания ученых степеней, никаких претензий в адрес диссертации высказано не было", и что на этом разговор можно считать законченным, и предмета для обсуждения больше нет. Мы знаем, да.

Но ничего еще не поздно. Не поздно еще просто написать письмо в ВАК с просьбой аннулировать вашу защиту и считать диплом о присуждении вам степени кандидата экономических наук недействительным. Просто написать: "прошу аннулировать по моему собственному желанию". И все. Даже не надо мотивов никаких объяснять. Там, в ВАКе, уже знают, что это такое, и такому заявлению не удивятся. Потому что прецеденты такие известны, и завершились они к полному удовлетворению всех участников. И вам, Максим Юрьевич, такой прецедент известен тоже. Оглянитесь вокруг, поищите среди своих знакомых. Найдете.

Одно заявление - и камень с души. И огромная дыра, которая сегодня образовалась в репутации министра - начнет зарастать. Потому что - мало ли, всякое бывает в жизни, и всякие ошибки люди делают в разных обстоятельствах, и право на то, чтобы эту ошибку исправить, должно за человеком оставаться всегда. Одно усилие, один мужественный, болезненный, но в сущности очень естественный поступок - и уважение к вам, которое сегодня начало стремительно таять, начнет возвращаться. В том числе среди преподавателей, аспирантов и студентов кафедры Государственного и муниципального управления Высшей школы менеджмента СПбГУ, заведующим которой вы до сих пор числитесь. И не будет этой страшной темы, которую в вашем присутствии теперь нельзя обсуждать. И глаз в сторону никому отводить не нужно будет.

Подумайте, Максим Юрьевич. Просто наедине с собой подумайте. Прислушайтесь к самому себе, а не к хору трусливых мошенников, в окружении которых вы вдруг из-за этой чертовой диссертации оказались. Дверь открыта. И войти в нее, либо ее захлопнуть у себя перед носом, - это ваш сегодняшний выбор.

А как выйти на связь с "Новой газетой" или с "Диссернетом", чтобы поставить нас о своем решении в известность, - вы знаете. Мы ждем и надеемся. Удачи вам.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →