?

Log in

No account? Create an account
Serguei Parkhomenko's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Saturday, April 13th, 2013

Time Event
12:40a
Как заказано: "Это я про КС немного поговорил".
У меня тут коллега Илларионов все пытался выклянчить пост под заголовком "Это я про КС немного поговорил". Ну, вот: получите, распишитесь, коллега.

Сегодня опять немного поговорил про КС. Неприятные, признаться, даже горькие пришлось сказать вещи. Здесь повторять не стану. Желающие могут послушать или почитать на сайте "Эха", если вдруг интересно.

Вот такой вышел результат разговора, выраженный в "кардиограмме прямого эфира":

Снимок экрана 2013-04-13 в 0.30.54

Херовый какой-то толкователь кардиограмм получился из коллеги Илларионова.
9:32a
День Маши Бароновой. Одной из нас
Один день - одно имя. Теперь про Машу Баронову. У нее и день рождения сегодня, кстати.



Маша Баронова больше девяти месяцев уже находится под подпиской о невыезде. Спасибо, что не в СИЗО: у Бароновой есть сын пяти лет, живут они с ним вдвоем, и если бы Машу посадили, совершенно непонятно, что бы стало с ребенком.

Подписка о невыезде считается "снисходительной", почти незначительной мерой пресечения. Но для молодого человека, полного сил, желаний, интереса к жизни и страсти к общению, - это должно быть невероятно тяжело. И дело же не в том, что невозможно становится поехать "по Барселоне прошвырнуться" или "вдохнуть полную грудь Голливуда". Подписка о невыезде - это когда нельзя отлучиться НИКУДА.

Мне вот, например, недавно очень сильно понадобилось по важному делу поехать в город Чухлому. Это недалеко: в Костромской области, 500 километров с небольшим от Москвы. Я сел в машину и поехал. А для человека под подпиской – это просто невообразимый поступок.

Подписка - это когда ты каждую минуту знаешь, что ты под надзором, под присмотром, что тебя не оставляют одного, что стоит тебе сделать какое-то резкое движение, где-нибудь как-нибудь неосторожно дернуться, чем-то рассердить "дяденьку начальника", - и твоя мера пресечения (вот именно: мера пресечения тебя) окажется совсем другой. Гораздо более жестокой.

Это называется моральной пыткой. Это такое издевательство: намеренное и хладнокровное. А зачем оно? Что, Баронова от своего пятилетнего ребенка сбежит, что ли?

Обвиняется Маша Баронова в том, что отчаянно, истошно что-то кричала в разгар давки и потасовки на Болотной площади. Кто однажды видел Машу Баронову в течение пяти минут, - точно знает, что этот человек не может относиться хладнокровно и равнодушно ни к чему, что происходит от нее в радиусе километра. Ну, бывает такие люди: у них внутри атом расщепляется каждые полторы секунды…

Но вот скажите, а вы, - такой спокойный, размеренный, рассудительный, - вы уверены, что оказавшись в гуще таких событий, просто в толпе, где тысяча полицейских молотит дубинками десять тысяч подвернувшихся под руку демонстрантов, сохранили бы контроль над собой? Вы видеохронику 6 мая видели когда-нибудь? И что? Правда – молча бы там стояли?

Подумайте сегодня, как легко могло бы повернуться дело так, что вы с Машей Бароновой поменялись бы местами. И кричали бы на Болотной – вы. И подписка была бы – ваша. И вы бы, а не она, просыпались бы по утрам девять месяцев – с одной и той же, с одной и той же мыслью: когда же это кончится? И главное – ЧЕМ это кончится? Чем, а? Ну, чем?

<< Previous Day 2013/04/13
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com