Serguei Parkhomenko (cook) wrote,
Serguei Parkhomenko
cook

Category:

"Неблагодарный пайщик". К вопросу о любопытстве г-на Илларионова

Г-н Иларионов зачем-то затеял сложное, многоэтапное расследование, того, что он назвал "историей" с появлением теперь уже широко известного заявления группы членов Координационного Совета о принятом Думой "Законе Подлости". На настоящую минуту свои имена под ним поставили 25 членов Координационного совета, и еще 12 269 граждан, подписавших заявление на сайте "Эха Москвы".

Большое спасибо всем, кому наша оценка подлого "антимагнитского" закона показалась уместной, и кто присоединился к высказанной в финале заявления уверенности, что "Инициаторы этого законопроекта и политики, обеспечившие его принятие, несомненно займут место в списках тех самых преступников, которых мировое сообщество справедливо обвиняет в нарушениях прав человека с целью сокрытия фактов коррупции. Именно их имена должны быть в первую очеред включены в “список Магнитского”, - со всеми вытекающими из этого факта международными юридическими последствиями..."

Жаль, однако, что г-ну Илларионову не хватило тех, приблизительно, 66 (шестидесяти шести) часов, что прошли с момента публикации заявления на сайте "Эха Москвы", чтобы отважиться подписать его вместе с другими членами КС. Трудно себе представить, что все его внимание в эти часы
все его силы ушли на составление детализированной, буквально поминутной, хронологии таинственных, по его мнению, событий, предшествовавших публикации документа и последовавших за нею. Составление конспирологических версий, так увлекающее г-на Илларионова, - занятие, видимо, очень трудоемкое и утомительное. Но не до такой же степени...

Скорее уж в этом отказе от подписи следует усмотреть осознанную, взвешенную позицию. Ну что ж, каждый вправе иметь по широко обсуждаемому вопросу о "Законе Подлости" свое мнение и вправе свободно выражать его. Но точно так же у каждого из нас есть и право эту чужую позицию отметить, запомнить и в дальнейшем иметь в виду.

Итак, г-н Илларионов не разделяет уверенност
25 членов КС, подписавших Заявление, в том, что принимая этот подлый закон, "...власти России... пытаются отомстить тем, кто справедливо и своевременно указывает им на их бездействие и сознательное потворствование преступникам..."

Г-н Илларионов не считает, что "В качестве одного из инструментов этой мести, власти России хладнокровно и цинично используют судьбы российских детей, оставшихся без попечения родителей..."

Г-н Илларионов не уверен, что"...заявления о массовой тяжелой судьбе российских усыновленных детей в США, являются ложью, прикрывающей неспособность российской власти создать нормальные условия жизни для детей-сирот в России..."

Г-н Илларионов не присоединяется к возмущению тем, что "...принятие этого закона является преступлением против уже усыновленных российских сирот, а также против тех детей, которые в результате его утратят шанс обрести нормальную семью..."

Г-н Илларионов не склонен призывать сограждан - "...всеми доступными им средствами выразить свое возмущение совершенным политическим преступлением, а также свое осуждение тем, кто задумывал и подготавливал его вчера, кто осуществлял и поддерживал сегодня, и кто станет покрывать и оправдывать завтра..."

Ну что ж, будем впредь иметь такие особенности позиции г-на Илларионова в виду Я, признаться, почему-то раньше представлял себе эту его позицию несколько иначе. Ну да век живи - век учись.

А теперь позволю себе удовлетворить конспирологиеское любопытство г-на Илларионова, специально для него осветив столь заинтересовавшую его историю происхождения нашего Заявления.

В течение всего поистине черного для России дня пятницы, 21 декабря, когда в Думе окончательно принимали подлый законопроект, мне довелось участвовать в интенсивной переписке и обмене мнениями о развитии текущих событий, которую вела большая группа моих друзей и единомышленников. Среди участников этой переписки нашлось и немало членов Координационного Совета. Надеюсь, всем, и в том числе г-ну Илларионову, понятно, что содержание этой дружеской переписки является личным делом ее участников, и она никому не должна предъявляться для перлюстрации, с целью ее контроля или получения разрешения на ее продолжение.

Во всяком случае, я точно не намерен предоставлять свои письма друзьям (как и письма, например, моей жене или моим сыновьям), на перлюстрацию кому-нибудь постороннему. И в особенности - не намерен предоставлять их на перлюстрацию г-ну Илларионову.

Когда в результате этой переписки родился текст Заявления, который показался нам достаточно красноречивым, достаточно точно и полно отражающим нашу позицию в отношении только что принятого "Закона подлости", некоторые из членов Координационного Совета решили его опубликовать для всеобщего сведения. Первой это сделала, кажется, Татьяна Лазарева. Потом Рустем Адагамов. Потом я. При этом мы все проследили за тем, чтобы документ ясно и корректно назывался не "Заявлением КС", а "Заявлением ЧЛЕНОВ КС". Это подчеркивало его характер как частной, дружеской инициативы, на которую мы - все вместе или любой из нас в отдельности - имеем, по нашему убеждению, право.

Поскольку у меня сложилось впечатление, что текст может представлять особенный интерес и для некоторых коллег по Координационному Совету, я по своей собственной инициативе разослал его широкому кругу членов КС. Как оказалось впоследствии, это была хорошая идея: уже в ближайшие часы к первым 18 человекам, подписавшим Заявление, присоединились
Сурен Газарян Сергей Давидис Гарри Каспаров Владимир Кара-Мурза мл. Андрей Пионтковский Евгения Тертьякова Евгения Чирикова. 

Однако моя инициатива, как это нередко у нас в России случается, оказалась наказуема. Нашелся человек - г-н Илларионов, - в котором м
ое совершенно личное и бескорыстное желание познакомить коллег с интересной им информацией, не пробудило вовсе никакой благодарности. А наоборот, спровоцировало неожиданные претензии, внезапное раздражение и необоснованные подозрения. Особенно удивительна реакция гн-на Илларионова именно на фоне того, что Заявление ему, как теперь понятно, не понравилось, позицию авторов он, как теперь видно, не разделяет, и подписывать документ, как теперь очевидно, никогда не собирался.

Неужели же мы имеем тут дело со случаем чисто рефлекторного интереса к чужим письмам, и неконтролируемого раздражения тем, что этот интерес остается неудовлетворенным?

Ситуация, впрочем, хорошо знакомая. Великий русский поэт Николай Олейников написал о людях, относящихся к жизни таким образом, свое знаменитое стихотворение "Неблагодарный пайщик":
Когда ему выдали сахар и мыло,
Он стал домогаться следок с крупой.
...Типичная пошлость царила
В его голове небольшой...


В завершение я хотел бы заверить г-на Илларионова и других г-д интересующихся, что я, несомненно, и впредь буду вести мою дружескую переписку совершенно свободно, не спрашивая ни у кого на это разрешения. И в тех случаях, когда какие-то фрагменты этой переписки будут мне представляться имеющими более широкий интерес, я буду публиковать их в том виде, в те сроки и таким образом, каким мне это покажется уместным. И ничье одобрение (кроме, разумеется, согласия других участников той же переписки) при этом мне не потребуется. 

Заранее благодарен за понимание.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 134 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →